• Новости
  • Видео
  • Библиотека
  • Интересные каналы
  • О движении
  • Вопрос / ответ
  • Авторы
  • Помощь
  • Меню

    Новости

    Видео

    05.03.2024 ·

    "США погрязли в безнаказанности и коррупции". Открытое письмо ветерана СВР

     


    Ветеран Службы внешней разведки России (СВР), в прошлом директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) генерал-лейтенант в отставке Леонид Решетников опубликовал открытое письмо в адрес директора Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Уильяма Бернса. Ранее глава ЦРУ писал, что США больше не принадлежит неоспоримое лидерство на мировой арене, называл серьезными геополитическими вызовами "подъем Китая и реваншизм России". ТАСС приводит ответ российского разведчика

     

     

     

    Уважаемый господин Бернс!

     

     

    С интересом прочитал опубликованную журналом Foreign Affairs 30 января с.г. Вашу статью "Искусство шпионажа и госуправления: трансформация ЦРУ в эпоху соперничества". Я сам долгое время работал в системе советской, а затем российской внешней разведки и продолжаю поддерживать тесные контакты с коллегами в СВР. Хотел бы дать свою оценку изложенным Вами идеям.

     

     

    Должен признать, что американское и российское понимание положения разведки на современном — переходном — этапе международных отношений во многом совпадает. Так, вполне здравым представляется утверждение об общем повышении веса разведструктур в системе внешней политики, в том числе за счет поддержания специфических доверительных каналов межгосударственного общения в тех случаях, когда официальный диалог затруднен или невозможен. Немаловажную роль в деятельности разведслужб играет и упомянутый инструмент "стратегического рассекречивания" с целью сорвать планы противника, не нанося при этом ущерб источникам. Нельзя не отметить актуальность вызовов и возможностей, связанных с развитием новейших цифровых технологий и технологий искусственного интеллекта.

     

     

    Кроме того, сложно переоценить политическое значение партнерских связей разведки. Правда, Вы, господин Бернс, почему-то отрицаете наличие такого "ресурса" у пребывающих, по Вашим словам, "в одиночестве" соперников США. Я, можно сказать, стоял у истоков налаживания партнерских связей между СВР и иностранными спецслужбами и могу заверить, что Служба общалась и, насколько мне известно, общается далеко не только с западными коллегами. Российская внешняя разведка взаимодействует с большинством спецслужб государств Азии, Африки и Латинской Америки. Самое тесное и продуктивное сотрудничество налажено, разумеется, с разведструктурами стран постсоветского пространства. Наши державы вместе работают над отражением угроз национальной безопасности, вызванных — будем называть вещи своими именами — прежде всего постоянным грубым вмешательством США в дела Евразии.

     

     

    В российских спецслужбах видят и, что называется, отдают должное достижениям ЦРУ в области адаптации оперработников и аналитиков к современным, в первую очередь технологическим, сдвигам. Удивляет, однако, что при таком богатстве арсенала американская разведка продолжает так узко смотреть на мир. Сложные международные процессы в Вашей статье по сути сводятся к противостоянию так называемых демократий, к которым априори относятся США и их союзники, и "автократий" в лице главным образом России, Китая и Ирана, то есть государств, открыто, последовательно и эффективно отстаивающих свой суверенитет.

     

     

    Совершенно игнорируется очевидная тенденция к формированию многополярного миропорядка, выраженная в том числе в росте международного влияния незападных игроков, развитии во всех регионах планеты самостоятельных интеграционных форматов, не приемлющих либерального тоталитаризма. Цветущее многообразие мира подменяется борьбой двух, существующих только в американских фантазиях, моделей управления. И за всем этим стоит плохо скрываемое стремление США во что бы то ни стало удержать глобальную гегемонию.

     


    Такой идеологизированный, одномерный подход, как представляется, был контрпродуктивен даже во времена биполярного мироустройства. Более того, на мой взгляд, именно он заложил предпосылки утраты Соединенными Штатами того самого "неоспоримого превосходства", по которому так тоскуют в Белом доме. Но в современных реалиях подобное манихейское видение мира граничит с неадекватностью восприятия, непростительной для главы одной из самых влиятельных спецслужб. Показательно, что на Вашей "шахматной доске", господин Бернс, по сути не нашлось места для мирового большинства государств Азии, Африки и Латинской Америки. Для Вас это некая аморфная "хеджирующая середина", за которой надо приглядывать, с тем чтобы не выпустить из-под контроля конфликты между "более крупными державами".

     

     

    Ситуация на сохраняющем стратегическое значение для Вашингтона Ближнем Востоке рассматривается через призму противостояния США и Ирана, на который фактически возложена ответственность за нынешнюю эскалацию. При этом бросается в глаза абсолютная неготовность американцев предлагать "работоспособные подходы" к урегулированию палестино-израильского конфликта. Отсутствует даже упоминание о двугосударственной формуле. О каком "послезавтра" для сектора Газа может в таком случае идти речь? Это похоже не на "активное руководство решением болезненных проблем Ближнего Востока", как говорится в статье, а на его имитацию, и пока она продолжается, в регионе массово гибнут люди. Имитационный характер миротворческой деятельности США в БВУ (ближневосточном урегулировании — прим. ТАСС) видят и осуждают на всем пространстве глобального Юга и шире, так что на месте аналитиков ЦРУ я бы не стал приписывать взлет антиамериканских настроений в мире "проискам" Тегерана, Москвы или Пекина.

     

     

    Китай вызывает у Соединенных Штатов серьезную озабоченность как "единственный соперник, намеревающийся переформатировать мировой порядок и имеющий для этого экономическую, дипломатическую, военную и технологическую мощь". На этом честный анализ китайско-американских отношений заканчивается, уступая место очернению внутренней и внешней политики КНР. В ответ на заявления об "агрессивности Пекина на международной арене" хотелось бы напомнить вашингтонскому истеблишменту, что отнюдь не китайские самолеты бомбили Югославию и Ливию и отнюдь не китайские войска были введены в Афганистан, Ирак и Сирию. Что касается обвинений по поводу дестабилизации ситуации вокруг Тайваня, то американцы должны лупить себя по затылку. Ведь это они, декларируя приверженность "политике одного Китая", своими провокационными действиями систематически подрывают усилия китайского руководства по мирной реинтеграции острова. Недавние президентские выборы на Тайване — лучшее тому подтверждение.

     

     

    Что касается оценки ситуации внутри и вокруг нашей страны, то складывается устойчивое впечатление, что в Вашингтоне существует в этом отношении какой-то нездоровый аффект. В Вашей, по сути, программной статье Россия предстает как порождение причудливой смеси англосаксонских карикатур и кошмаров, выглядит абсолютно клишированной и плоской. Более того, американцы все время пытаются спроецировать на Москву собственные внешнеполитические установки. Это особенно хорошо видно на примере украинского конфликта. Переходя, подчеркну это, всякие границы дипломатического приличия, Вы, господин Бернс, приписываете России и российскому президенту какие-то "фиксации на Украине". Но разве не американский государственный деятель Збигнев Бжезинский в свое время констатировал: "Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же Россия автоматически превращается в империю"? Ни наш президент, ни кто-либо из руководства РФ с такими заявлениями, отмечу, не выступал.

     

     

    Небезызвестный в разведывательных кругах Джордж Фридман отмечал, что на Украине пролегает "минимальный буфер безопасности, необходимый России для отражения атак с Запада". И не Вы ли сами, господин Бернс, утверждали в интервью телеканалу PBS в июне 2017 г., что Украина является для России — цитирую — "краснейшей из красных линий"? В книге "Невидимая сила", изданной в 2019 г., Вы же признавались, что США — дословно — "допустили серьезную стратегическую ошибку", когда занялись продавливанием принятия в НАТО Грузии и Украины, несмотря на их глубокие исторические связи с Россией и протесты со стороны Москвы.

     

     

    С учетом изложенного представляется, что "фиксация на контроле за Украиной" существует прежде всего в Белом доме. И проистекает она в свою очередь из "фиксации" Вашингтона на великодержавности и глобализме. Исходя из таких установок США и начали отрывать эту злосчастную постсоветскую республику от России и Русской православной церкви, накачивать ее западным оружием и инструкторами, дерусифицировать, зомбировать националистической пропагандой. Будем говорить откровенно: русофобская клика в Киеве — детище целенаправленной политики Вашингтона по превращению Украины в антироссийский плацдарм в Европе, и США еще понесут за это ответственность.

     

     

    Российское руководство, напротив, исходит из необходимости не допустить раскола Русского мира. Ведь он для нас не абстракция, не лозунг — это земля, вера и история, линия судьбы, которая проходит сквозь сердце каждой русской семьи, соединяя прошлое, настоящее и будущее. Специальная военная операция — наша естественная защитная реакция на агрессивные попытки США создать у самых наших границ, в братском государстве враждебный России режим, который строит собственную идентичность на ненависти ко всему русскому.

     

     

    В Белом доме полагают, что, начав СВО, Москва "просчиталась", и предрекают нам мрачное будущее. В ответ хочется сказать американцам: оглянитесь вокруг! США погрязли в безнаказанности, коррупции и гражданском противостоянии. Нескончаемые потоки мигрантов штурмуют южные американские рубежи, причем многие из этих людей — отнюдь не латиноамериканцы, а выходцы из регионов, ставших жертвами развязанных Вашингтоном неоимпериалистических войн. Йеменские хуситы сотрясают основы англосаксонской гегемонии — свободу мировой торговли. Хваленое евроатлантическое единство держится исключительно на выстроенной после окончания Второй мировой войны системе жесткого подчинения западноевропейского истеблишмента воле своего заокеанского "защитника" перед лицом усиленно раздуваемой сначала советской, а потом российской угрозы. Но даже с учетом хорошо отлаженной пропагандистской машины политикам становится все труднее объяснять населению, почему оно должно нести тяготы и лишения, связанные с украинским конфликтом, во имя геополитических амбиций элит. Словно на пиру у вавилонского царя Валтасара из книги пророка Даниила, чертит по-арамейски рука на стене Белого дома: "Мене, мене, текел, упарсин. — Исчислил Бог царство твое и положил конец ему. Ты взвешен на весах и найден очень легким". И никакие рассуждения, перекладывания ответственности и навешивания ярлыков не способны изменить это положение.

     

     

    Господин директор ЦРУ, Ваши рассуждения поражают сочетанием цинизма, неоимпериализма и оторванности от международной реальности. Признавая необходимость учитывать исторический, революционный характер происходящих в мире перемен ("которые случаются всего несколько раз в столетие"), Вы отказываетесь замечать магистральное направление этих преобразований и упорно выдаете желаемое Вашингтоном за действительное. Складывается впечатление, что ЦРУ, поглощенное задачей во что бы то ни стало вернуть США способность "наслаждаться неоспоримым превосходством", вопреки всему сказанному все больше не поспевает за временем. 

     


    Если опубликованная статья является "агиткой", то Вам как директору ЦРУ не стоило брать на себя ее авторство и размещать в респектабельном журнале. Лучше всего было бы раздавать ее в виде листовки в метро или разбрасывать с самолетов над территорией противников (да и союзников) США. Если же это претензия на глубокий и всесторонний анализ, то таковым здесь и не пахнет. Видно, что без Бжезинского и Киссинджера в США пропадает стратегическая мысль. Впрочем, не исключаю, что Вы, господин Бернс, исходите из того, что демократическая администрация доживает последние месяцы, и стремитесь застолбить свое место в истории Центрального разведывательного управления, представив собственные неудачи и просчеты как достижения и хитроумные ловушки. (Замечу, что куда бы Вы ни приезжали с "миссией" — в Афганистан, Россию или на Украину, — обстановка там после Вашего визита начинала развиваться далеко не в лучшую для стратегических интересов США сторону.)

     

     

    Если мое впечатление верно и Ваша статья, господин Бернс, носит в некотором смысле прощальный характер, остается пожелать Вам удачи в дальнейшей работе. Главное, чтобы эта работа способствовала обеспечению мира и стабильности на планете. 


      

    Смотрите также

    Дмитрий Медведев: О «формуле мира» ...

    Когда я слышу выражение «формула мира зеленского», испытываю неодолимое чувство брезгливости, быстро переходящее в ощущение стыда от дурного сюрреализма происходящего. Ведь все отлично понимают, включая и оборзевших западных лжецов, что даже в гораздо более простых ситуациях во время войны мир может быть достигнут либо при наличии взаимной воли сторон на основе разумного компромисса, либо путём капитуляции одной из сторон конфликта.  Воли так называемой бывшей Украины к переговорам не просматривается. Во всяком случае на основе признания реалий, о чём вчера сказал В.В.Путин. Для них реалии – это мозгоклюйская «формула мира» провинциального клоуна в зелёном трико. И никак иначе. Выглядит это настолько искусственно, что единственный выход – сконструировать свою, российскую формулу, спокойную и вполне реалистичную. Гуманную для всех. Какую? А например, такую:  1. Признание бывшей (далее – б.) «Украиной» поражения в военной составляющей конфликта. Полная и безоговорочная капитуляция б. «Украины» в лице неонацистской клики в Киеве. Демилитаризация б. «Украины» и запрет на создание военизированных формирований на её территориях в будущем.  2. Признание международным сообществом нацистского характера б. киевского политического режима и проведение под контролем ООН принудительной денацификации всех органов власти б. «Украины».  3. Констатация ООН утраты б. «Украиной» международной правосубъектности и невозможности вступления без согласия России любых её правопреемников в военные альянсы.   4. Отставка всех конституционных органов власти б. «Украины» и немедленное проведение выборов во временный парламент самоуправляемой под эгидой ООН территории б. «Украины».  5. Принятие временным парламентом законов о выплате всех положенных компенсаций России, включая выплаты родственникам погибших граждан нашей страны и выплаты за вред здоровью раненых. Установление порядка возмещения имущественного ущерба, причинённого субъектам Российской Федерации.  6. Официальное признание временным парламентом б. «Украины», что вся её территория – это территория Российской Федерации. Принятие акта о воссоединении территорий б. «Украины» с Россией.  7. Самороспуск временного парламента. Признание ООН акта воссоединения. Такова может быть мягкая российская формула мира. Это ведь и есть компромиссная позиция, да? Думаю, именно по ней и можно искать доброжелательный консенсус с международным сообществом, включая англосаксонский мир, проводить продуктивные саммиты, рассчитывая на взаимопонимание наших близких друзей – западных партнёров.   

    "США погрязли в безнаказанности и коррупции". Открытое письмо ветерана СВР

      Ветеран Службы внешней разведки России (СВР), в прошлом директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) генерал-лейтенант в отставке Леонид Решетников опубликовал открытое письмо в адрес директора Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Уильяма Бернса. Ранее глава ЦРУ писал, что США больше не принадлежит неоспоримое лидерство на мировой арене, называл серьезными геополитическими вызовами "подъем Китая и реваншизм России". ТАСС приводит ответ российского разведчика       Уважаемый господин Бернс!     С интересом прочитал опубликованную журналом Foreign Affairs 30 января с.г. Вашу статью "Искусство шпионажа и госуправления: трансформация ЦРУ в эпоху соперничества". Я сам долгое время работал в системе советской, а затем российской внешней разведки и продолжаю поддерживать тесные контакты с коллегами в СВР. Хотел бы дать свою оценку изложенным Вами идеям.     Должен признать, что американское и российское понимание положения разведки на современном — переходном — этапе международных отношений во многом совпадает. Так, вполне здравым представляется утверждение об общем повышении веса разведструктур в системе внешней политики, в том числе за счет поддержания специфических доверительных каналов межгосударственного общения в тех случаях, когда официальный диалог затруднен или невозможен. Немаловажную роль в деятельности разведслужб играет и упомянутый инструмент "стратегического рассекречивания" с целью сорвать планы противника, не нанося при этом ущерб источникам. Нельзя не отметить актуальность вызовов и возможностей, связанных с развитием новейших цифровых технологий и технологий искусственного интеллекта.     Кроме того, сложно переоценить политическое значение партнерских связей разведки. Правда, Вы, господин Бернс, почему-то отрицаете наличие такого "ресурса" у пребывающих, по Вашим словам, "в одиночестве" соперников США. Я, можно сказать, стоял у истоков налаживания партнерских связей между СВР и иностранными спецслужбами и могу заверить, что Служба общалась и, насколько мне известно, общается далеко не только с западными коллегами. Российская внешняя разведка взаимодействует с большинством спецслужб государств Азии, Африки и Латинской Америки. Самое тесное и продуктивное сотрудничество налажено, разумеется, с разведструктурами стран постсоветского пространства. Наши державы вместе работают над отражением угроз национальной безопасности, вызванных — будем называть вещи своими именами — прежде всего постоянным грубым вмешательством США в дела Евразии.     В российских спецслужбах видят и, что называется, отдают должное достижениям ЦРУ в области адаптации оперработников и аналитиков к современным, в...

    Послание Владимира Путина Федеральному Собранию 29 февраля 2024 года

    Фото: GLOBAL LOOK PRESS Уважаемые сенаторы, депутаты Госдумы, уважаемые граждане России. Каждое Послание Федеральному собранию это, прежде всего, взгляд в будущее. И сегодня речь пойдет не только наших ближайших планах, но и о стратегических задачах. О тех вопросах, решение которых считаю принципиально важным для уверенного, долгосрочного развития страны. Такая программа действий, конкретных мер во многом формировалась и в ходе поездок в регионы, прямого разговора с рабочими, инженерами гражданских и оборонных заводов, с врачами, учителями, учеными, волонтерами, предпринимателями, с многодетными семьями, с нашими героями-фронтовиками, добровольцами, солдатами и офицерами Вооруженных сил России. Конечно, мы понимаем, что такие мероприятия готовятся. Но, тем не менее, реальные потребности у людей, безусловно, прорываются в этих беседах. Много идей было выдвинуто и на крупных общественных экспертных форумах. Предложения граждан, их устремления и надежды стали основой, стержнем тех проектов, инициатив, которые прозвучат и сегодня. Рассчитываю, что их общественное обсуждение, безусловно, продолжится. Потому что реализовать все задуманное мы сможем только вместе. Задачи большие. Мы с вами уже доказали, что способны решать самые сложные задачи, отвечать на любые самые сложные вызовы. Мы, например, отразили агрессию международного терроризма, сберегли единство страны, не позволили разорвать ее на части в свое время. Мы поддержали наших братьев и сестер, их волю быть с Россией. И в этом году десять лет легендарной «Русской весне». Но и сейчас энергия, искренность, мужество ее героев – крымчан, севастопольцев, жителей восставшего Донбасса, их любовь к Родине, которую они пронесли через поколения, безусловно, вызывают гордость. Все это вдохновляет. Укрепляет уверенность в том, что мы все преодолеем. Вместе все сможем. Именно так – всем миром – мы не только заставили отступить смертельную угрозу глобальной эпидемии совсем недавно, но и показали, что в нашем обществе преобладают такие ценности как милосердие, взаимная поддержка, солидарность. И сегодня, когда наша Родина отстаивает свой суверенитет и безопасность, защищает жизнь соотечественников на Донбассе и в Новороссии, решающая роль в этой праведной борьбе принадлежит именно нашим гражданам, нашей сплоченности, преданности родной стране, ответственности за ее судьбу. Эти качества четко, однозначно проявились в самом начале специальной военной операции, когда ее поддержало абсолютное большинство российского народа. Несмотря на все испытания, горечь потерь, люди непреклонны в этом выборе. И...