• Новости
  • Видео
  • Библиотека
  • Интересные каналы
  • О движении
  • Вопрос / ответ
  • Авторы
  • Помощь
  • Меню

    Новости

    Видео

    31.05.2024 ·

    Михаил Смолин: Пенсионные системы в Российской империи и в СССР

    Для всех нормальных людей солнце восходит на востоке, но у наших прогрессистов всё не так. Солнце всех реформационных идей всходило, всходит и продолжает светить им только с запада. Они продолжают отрицать и всякое самобытное творчество в этих областях, и всякий опыт национальной традиции.

     

    История пенсионных систем разных эпох. Что лучше считать для выхода на пенсию — стаж или возраст?

     

    Как было в Российской Империи?

     

    Пенсии в Российской Империи к революции состояли из двух частей: государственной казенной и эмеритальной накопительной для невоенных; и трехсоставной: казенной, эмеритальной и выплачиваемой из Комитета о раненых для военных. Всё начиналось с жалованных денежных вспоможений и земельных дарований увечным воинам, которые отражались в официальных документах ещё в эпоху Московского государства.

     

    Император Пётр Алексеевич первым ввел содержание по старости, которое было зафиксировано в «Уставе Морском русского военного флота» (1720), где определялось пенсионное вознаграждение морским офицерам. Армейские офицеры стали получать «пенсион» лишь с середины XVIII столетия.

     

    Основателем же системы пенсионного законодательства по праву можно считать Императора Николая I, который в 1827 году утвердил «Устав о пенсиях…». В этом Уставе пенсии стали назначать, исходя из количества выслуженных лет.

     

    С 1869 года военнослужащие были разделены на 9 разрядов, и размер получаемых пенсионных сумм зависел от разряда и срока службы. За 35 лет беспорочной службы полагался полный оклад (офицерской зарплаты за последние пять лет службы), за 30 — две трети, за 25 — половина и за 20 — одна треть. Формировались эти суммы из 2% ежегодных отчислений.

     

    В дальнейшем система пенсионных выплат совершенствовалась. С 1912 года, оставив половину годового содержания, с каждым последующим прослуженным годом (от 25 до 35 лет) стали добавлять по 3% пенсии. Полная пенсия полагалась после 35 лет службы.

     

    Сюда необходимо добавить, что служба во время войны считалась год за два. А в особых случаях, например, нахождение в Севастополе во время его осады в Крымскую войну, каждый месяц засчитывался за год, а оборона Порт-Артура считалась 1 день за 12.

     

    На особом положении были летчики Императорской армии: с 1914 года налетавшим определенную норму продолжительности полетов, засчитывали пятилетний стаж как за семь. Такая же повышенная дифференциация относилась и к службе в отдаленных местностях Империи. Так, по I разряду 2 дня засчитывались за 3, по II разряду — 3 дня за 4, а по III разряду — 4 за 5.

     

    Особо надо отметить сохранение офицерской пенсии не только за вдовами, но за детьми умерших или погибших офицеров. Вдова получала по смерти офицера половинную пенсию, как если бы её муж ушел в отставку. К этой половине, если имелись дети, прибавлялась треть другой половины пенсии на каждого ребенка. Так же и дети офицеров сироты получали по одной четвертой пенсии до своего совершеннолетия (сыновья до 17 лет, а дочери либо до замужества, либо до 21 года).

     

    Кроме государственного казначейства, офицеры и, что важно, нижние чины и их семьи получали деньги как раненые через Александровский комитет о раненых. Известна и средняя выплата — 70 рублей.

     

    Третьей частью пенсионных выплат занимались организованные морским министром с 1863 года, а военным — с 1895 года так называемые эмеритальные (накопительные) кассы, формировавшиеся из 6% отчислений из денежного жалования и государственного софинансирования.

     

    Условия были следующие: необходимо было прослужить не менее 25 лет и участвовать в подобной кассе не менее 20 лет. Тогда ветеран получал половину оклада за службу от 20 до 25 лет, а за 25 и более — полный оклад.

     

    Сходную систему выхода на пенсию имели и государственные чиновники всех ведомств и классов, преподаватели, таможенники, врачи и др. Они начали получать пенсии с 1764 года.

     

    Устав 1896 года, просуществовавший с небольшими изменениями до революции, требовал для получения полного пенсиона 35 лет службы, а для половины — 25-летнего стажа. При наличии тяжелых неизлечимых болезней срок службы значительно сокращался: за стаж в 20 лет давали полную пенсию, от 10 до 20 лет — две трети, от 5 до 10 лет — одну треть. В особых случаях назначалась и усиленная пенсия. Пенсии делились на 9 разрядов. По первому получали 1143 руб. 60 копеек, а по самому низкому девятому — 85 руб. 80 копеек. Интересно, что всем этим категориям засчитывалась учеба в университетах и период военной службы. А работа в особо сложных местах, например, в польских губерниях, считалась 5 лет за 7.

     

    Государственная пенсия для служащих так же дополнялась из эмеритальных касс министерств. Похожими системами обладали пенсионы и для духовенства и для земских служащих.

     

     

    Пенсионная система Империи эволюционировала, но не претерпевала таких революционных изменений и шатаний из стороны в сторону, которые мы видим у нас за последние десятилетия.

     

     

    Она имела стойкую тенденцию к расширению. По сути, к 1913 году все те, кого сегодня бы назвали «бюджетниками», а тогда — работающими на «казенных предприятиях», были охвачены пенсионной системой. Инженеры, мастера и рабочие всех государственных предприятий и железных дорог входили в пенсионную сферу Империи.

     

     

    Пенсионная система была построена не на возрастном принципе. Не было никакого возраста, после которого люди отправлялись бы на пенсию. Пенсия и её размер зависели от конкретных лет службы и от её успешности и беспорочности. Она была понятна людям и стимулировала людей и к труду, и к службе.

     

     

    При широко распространенной многодетности и пенсионной системе старики в Российской Империи редко попадали в безвыходные социальные ситуации.

     

     

    Классовый подход: пенсия в советские времена

     

     

    Большевики, начав утилизировать Российскую Империю, так же революционно лихо отменили и все царские пенсии. Все накопления эмеритальных касс и орденских комитетов были национализированы и, по всей видимости, пущены на какие-то более «важные» революционные нужды.

     

     

    Широких социальных деклараций было выпущено много: в том числе 1 ноября 1917 года советское правительство заявило, что собирается взять на себя заботу об обеспечении стариков, вдов и сирот. Но в реальности начали не с них, а с инвалидов Красной армии (1918), затем вспомнили старых большевиков (1923), благо, их оставалось не так уж много.

     

     

    Остальные были переведены на систему страхования от несчастных случаев, отчасти похожую на систему страхования фабрично-заводских рабочих, введенную ещё царским правительством в 1912 году. Государство в этом страховании никак не участвовало, а вся финансовая тяжесть переносилась на юридических лиц. Страховые взносы колебались в пределах от 21% до 28% от фонда заработной платы организации.

     

     

    До рабочих, красы и гордости революции, дело дошло лишь в 1928 году. Да и то только для работников горнорудной и текстильной отраслей. Именно тогда всплыли те 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин как возрастной предел выхода на пенсию.

     

     

    Интересно, что в 1926—1927 годах средний возраст дожития в СССР для мужчин был 40 лет, а для женщин — 45,5. Так что дотянуть до той пенсии было делом крайне непростым. Есть данные, опубликованные В. Роиком, о численности пенсионеров в СССР. В 1928 году их было 2 700 человек, а например, в 1932-м — меньше 48 000. По сути, на пенсию до 1929 года (постановление ЦИК и СНК СССР от 15 мая 1929 года «Об обеспечении в порядке социального страхования по случаю старости») по старости уйти было невозможно. Пенсия давалась только по инвалидности или, как тогда выражались, по утрате трудоспособности.

     

     

    По этому постановлению пенсионная система носила жесткую классовую направленность — пенсионерами могли быть только городские рабочие. Другим ограничением был перечень отраслей, в которых вводились пенсии. Он охватывал только небольшую часть рабочих. Мужчинам для получения 50% прежнего заработка надо было иметь не менее 25 лет стажа, женщинам — не менее 20.

     

     

    Фактически же в лучшем случае они получали 25% от средней заработной платы по стране.

     

     

    До всех городских рабочих и служащих пенсия дошла только в 1937 году.

     

     

    Особых изменений в дальнейшие годы правления Сталина в пенсионной системе не происходило. Большинство пенсионеров получало очень небольшую пенсию, при её потолке в 300 рублей (в 1950-е годы) и при средней зарплате около 1200 рублей. Не забудем и о принудительных государственных займах, на которые часто вынуждали подписываться население.

     

     

    Притом весь этот «социальный рай» — и это надо понимать — до 1940 года дополнялся существованием шестидневной рабочей недели с пятью (!) выходными в месяц (6, 12, 18, 24 и 30 числа каждого месяца) и 12 днями отпуска в год («Правила об очередных и дополнительных отпусках» (утв. НКТ СССР 30.04.1930 N 169»).

     

     

    В 1939 году XVIII съезд коммунистов решил впервые догнать и перегнать капиталистов по производству продукции на душу населения. Выполнить эту задачу партия хотела за 10—15 лет, и населению пришлось перейти на ещё более жесткую рабочую систему.

     

     

    В самый разгар дружбы с национал-социалистической Германией был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» (1940).

     

     

    Этим указом был увеличен рабочий день на один час на всех предприятиях. Количество выходных в месяц было уменьшено с пяти до четырех. Запрещался самовольный уход с работы, а также переход с одного предприятия или учреждение на работу в другое без разрешения директора или начальника.

     

     

    За самовольный уход с работы рабочие и служащие предавались суду и подвергались тюремному заключению на срок от 2 до 4 месяцев. За прогул без уважительной для начальства причины суд приговаривал к исправительно-трудовым работам до 6 месяцев с удержанием до 25% зарплаты.

     

     

    При Хрущеве, в 1956 году, была введена новая система для рабочих и служащих. Соотношение пенсии к зарплате в СССР всегда был не более 25—38% процентов.

     

     

    Особо по классовому принципу ущемлялись сельские жители, мелкобуржуазные элементы по марксистской идеологии. Классовый подход в отношении крестьян, являвшихся большинством населения СССР, продолжался до 1964 года, когда был принят закон «О пенсиях и пособиях членам колхозов».

     

     

    Но и после принятия этого закона советская власть не отказалась от классовости подхода к колхозникам. Они должны были уходить на пенсию не как все, а позднее: мужчины — в 65, женщины — в 60. Да и размеры крестьянских пенсий были в разы меньше, чем у рабочих. Минимальная пенсия была установлена в 12 рублей, в реальности были пенсии и ещё ниже.

     

     

    Но и эту сумму эквивалентом в несколько килограммов докторской колбасы советская власть умудрялась ещё сокращать на 15% — за приусадебный участок, если он превышал 15 соток. Положение было отменено только в 1978 году.

     

     

    По возрасту выхода на пенсию колхозников уровняли с горожанами, судя по всему, только в 1971 году. Тогда же был введен и пенсионный минимум для рабочих и служащих в 45 рублей.

     

     

    На этом фоне, без учета спецобсуживания и прочих привилегий, персональная пенсия секретаря ЦК КПСС была 300 рублей, кандидата в члены Политбюро — 400 рублей, а члена Политбюро — 500 рублей.

     

     

    Так что социальная справедливость носила жестко классовый характер на протяжении всего советского периода.
      

    Смотрите также

    Дмитрий Медведев: О «формуле мира» ...

    Когда я слышу выражение «формула мира зеленского», испытываю неодолимое чувство брезгливости, быстро переходящее в ощущение стыда от дурного сюрреализма происходящего. Ведь все отлично понимают, включая и оборзевших западных лжецов, что даже в гораздо более простых ситуациях во время войны мир может быть достигнут либо при наличии взаимной воли сторон на основе разумного компромисса, либо путём капитуляции одной из сторон конфликта.  Воли так называемой бывшей Украины к переговорам не просматривается. Во всяком случае на основе признания реалий, о чём вчера сказал В.В.Путин. Для них реалии – это мозгоклюйская «формула мира» провинциального клоуна в зелёном трико. И никак иначе. Выглядит это настолько искусственно, что единственный выход – сконструировать свою, российскую формулу, спокойную и вполне реалистичную. Гуманную для всех. Какую? А например, такую:  1. Признание бывшей (далее – б.) «Украиной» поражения в военной составляющей конфликта. Полная и безоговорочная капитуляция б. «Украины» в лице неонацистской клики в Киеве. Демилитаризация б. «Украины» и запрет на создание военизированных формирований на её территориях в будущем.  2. Признание международным сообществом нацистского характера б. киевского политического режима и проведение под контролем ООН принудительной денацификации всех органов власти б. «Украины».  3. Констатация ООН утраты б. «Украиной» международной правосубъектности и невозможности вступления без согласия России любых её правопреемников в военные альянсы.   4. Отставка всех конституционных органов власти б. «Украины» и немедленное проведение выборов во временный парламент самоуправляемой под эгидой ООН территории б. «Украины».  5. Принятие временным парламентом законов о выплате всех положенных компенсаций России, включая выплаты родственникам погибших граждан нашей страны и выплаты за вред здоровью раненых. Установление порядка возмещения имущественного ущерба, причинённого субъектам Российской Федерации.  6. Официальное признание временным парламентом б. «Украины», что вся её территория – это территория Российской Федерации. Принятие акта о воссоединении территорий б. «Украины» с Россией.  7. Самороспуск временного парламента. Признание ООН акта воссоединения. Такова может быть мягкая российская формула мира. Это ведь и есть компромиссная позиция, да? Думаю, именно по ней и можно искать доброжелательный консенсус с международным сообществом, включая англосаксонский мир, проводить продуктивные саммиты, рассчитывая на взаимопонимание наших близких друзей – западных партнёров.   

    "США погрязли в безнаказанности и коррупции". Открытое письмо ветерана СВР

      Ветеран Службы внешней разведки России (СВР), в прошлом директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) генерал-лейтенант в отставке Леонид Решетников опубликовал открытое письмо в адрес директора Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США Уильяма Бернса. Ранее глава ЦРУ писал, что США больше не принадлежит неоспоримое лидерство на мировой арене, называл серьезными геополитическими вызовами "подъем Китая и реваншизм России". ТАСС приводит ответ российского разведчика       Уважаемый господин Бернс!     С интересом прочитал опубликованную журналом Foreign Affairs 30 января с.г. Вашу статью "Искусство шпионажа и госуправления: трансформация ЦРУ в эпоху соперничества". Я сам долгое время работал в системе советской, а затем российской внешней разведки и продолжаю поддерживать тесные контакты с коллегами в СВР. Хотел бы дать свою оценку изложенным Вами идеям.     Должен признать, что американское и российское понимание положения разведки на современном — переходном — этапе международных отношений во многом совпадает. Так, вполне здравым представляется утверждение об общем повышении веса разведструктур в системе внешней политики, в том числе за счет поддержания специфических доверительных каналов межгосударственного общения в тех случаях, когда официальный диалог затруднен или невозможен. Немаловажную роль в деятельности разведслужб играет и упомянутый инструмент "стратегического рассекречивания" с целью сорвать планы противника, не нанося при этом ущерб источникам. Нельзя не отметить актуальность вызовов и возможностей, связанных с развитием новейших цифровых технологий и технологий искусственного интеллекта.     Кроме того, сложно переоценить политическое значение партнерских связей разведки. Правда, Вы, господин Бернс, почему-то отрицаете наличие такого "ресурса" у пребывающих, по Вашим словам, "в одиночестве" соперников США. Я, можно сказать, стоял у истоков налаживания партнерских связей между СВР и иностранными спецслужбами и могу заверить, что Служба общалась и, насколько мне известно, общается далеко не только с западными коллегами. Российская внешняя разведка взаимодействует с большинством спецслужб государств Азии, Африки и Латинской Америки. Самое тесное и продуктивное сотрудничество налажено, разумеется, с разведструктурами стран постсоветского пространства. Наши державы вместе работают над отражением угроз национальной безопасности, вызванных — будем называть вещи своими именами — прежде всего постоянным грубым вмешательством США в дела Евразии.     В российских спецслужбах видят и, что называется, отдают должное достижениям ЦРУ в области адаптации оперработников и аналитиков к современным, в...

    Послание Владимира Путина Федеральному Собранию 29 февраля 2024 года

    Фото: GLOBAL LOOK PRESS Уважаемые сенаторы, депутаты Госдумы, уважаемые граждане России. Каждое Послание Федеральному собранию это, прежде всего, взгляд в будущее. И сегодня речь пойдет не только наших ближайших планах, но и о стратегических задачах. О тех вопросах, решение которых считаю принципиально важным для уверенного, долгосрочного развития страны. Такая программа действий, конкретных мер во многом формировалась и в ходе поездок в регионы, прямого разговора с рабочими, инженерами гражданских и оборонных заводов, с врачами, учителями, учеными, волонтерами, предпринимателями, с многодетными семьями, с нашими героями-фронтовиками, добровольцами, солдатами и офицерами Вооруженных сил России. Конечно, мы понимаем, что такие мероприятия готовятся. Но, тем не менее, реальные потребности у людей, безусловно, прорываются в этих беседах. Много идей было выдвинуто и на крупных общественных экспертных форумах. Предложения граждан, их устремления и надежды стали основой, стержнем тех проектов, инициатив, которые прозвучат и сегодня. Рассчитываю, что их общественное обсуждение, безусловно, продолжится. Потому что реализовать все задуманное мы сможем только вместе. Задачи большие. Мы с вами уже доказали, что способны решать самые сложные задачи, отвечать на любые самые сложные вызовы. Мы, например, отразили агрессию международного терроризма, сберегли единство страны, не позволили разорвать ее на части в свое время. Мы поддержали наших братьев и сестер, их волю быть с Россией. И в этом году десять лет легендарной «Русской весне». Но и сейчас энергия, искренность, мужество ее героев – крымчан, севастопольцев, жителей восставшего Донбасса, их любовь к Родине, которую они пронесли через поколения, безусловно, вызывают гордость. Все это вдохновляет. Укрепляет уверенность в том, что мы все преодолеем. Вместе все сможем. Именно так – всем миром – мы не только заставили отступить смертельную угрозу глобальной эпидемии совсем недавно, но и показали, что в нашем обществе преобладают такие ценности как милосердие, взаимная поддержка, солидарность. И сегодня, когда наша Родина отстаивает свой суверенитет и безопасность, защищает жизнь соотечественников на Донбассе и в Новороссии, решающая роль в этой праведной борьбе принадлежит именно нашим гражданам, нашей сплоченности, преданности родной стране, ответственности за ее судьбу. Эти качества четко, однозначно проявились в самом начале специальной военной операции, когда ее поддержало абсолютное большинство российского народа. Несмотря на все испытания, горечь потерь, люди непреклонны в этом выборе. И...